rekshan.jpgrekshan_sepia.jpg

Тату Анджелины Джоли фото топ 22 фото татуировок Анджелины Джоли. Купить водительские удостоверения цена стоит покупать водительское удостоверение.

Империя выражается нелитературно

Прошел очередной книжный салон, вручены очередные литературные премии, которые с каждым годом все более и более походят на азартные игры, пробуждающие в человеке все самое дурное. Все также незыблем Гарри Поттер и де Куэльо.

То, что нас государство не жалует, в доказательствах не нуждается. Но даже самая безразличная власть в качестве самосохранения обязана что-то предпринимать, дабы государство уцелело и осталось бы чем управлять. Так вот: кроме космоса, зенитных комплексов, фундаментальной физики, балета и тому подобного, Россия обладает еще одной конкурентоспособной отраслью производства — великой литературой. Великая русская литература не исчерпывается именами классиков или убежавшими и вернувшимися диссидентами, но продолжается покуда ежедневно в новых романах, повестях, стихотворениях. (Под литературой я имею в виду проявления искусства слова, а не просто книжный бизнес.) Но скоро этот великий поток исчерпает себя. Еще одной отраслью производства станет меньше.
Пусть рядовой читатель знает — современная и все еще великая русская литература создается энтузиастами и за свой счет. На смену идеологической цензуре пришла цензура экономическая. Гонорары, например, в петербургском журнале «Нева» по сравнению с дореформенными временами сократились в 50 раз! Если мы хотим уцелеть как развитое полноценное государство, то в первую очередь должны поддержать литературу. Сделать же это легко, как два пальца...
То есть... Всякий конечный продукт, ввозимый на территорию страны, должен облагаться тем или иным налогом. Сколько спорили в Думе о налогах на иностранные машины, и наконец налог ввели. То же самое с литературой. Иностранный роман, ввозимый на территорию России, является готовым продуктом и должен по законам политэкономии капитализма и Адама Смита (если я ошибаюсь, пусть государственные мужи мне возразят) облагаться налогом. В этом случае издатель, глядишь, и вспомнит о русских авторах, станет их более активно публиковать, те начнут получать маленькие, но все же деньги, профессия писателя снова станет престижной, русская речь эстетически уцелеет, нация перестанет разлагаться и экономика разовьется, потому что в стране с уважаемой литературой чиновники не воруют, как сомнамбулы, а в армии не истязают новобранцев...
Если государство не враг своему народу, то, кроме поддержки отечественной литературы внутри русской ойкумены, оно должно заниматься интервенцией своей литературы в страны, с которыми политически или экономически конкурирует. Опять же все эти тезисы для спора. Кое-какие аргументы, однако, приведу.
Каково было состояние умов в Советском Союзе и странах Запада перед падением «железного занавеса»? Несмотря на проклинаемый тоталитаризм, при «советах» массовым тиражом выходил журнал «Иностранная литература». Почти всю современную западную литературу мы знали, разбираясь в оттенках латиноамериканского романа, в изысках французской беллетристики. Была даже опубликована 50-томная «Библиотека литературы США». Короче, западный человек, пришедший в наш дом в виде художественного образа, оказался желанен — мы и разоружились не потому, что Рейган заставил, а потому, что были покорены героями переведенных книг. Западные же люди нас не знали. И до сих пор в их башках русский человек — это Шварценеггер в ментовских погонах да мафиозо с калашом. И на деловой контакт с нашим бизнесом шли проходимцы и бандюганы, отпетые мошенники. И все потому, что западный мир нашей современной литературы не знает, наша жизнь не пришла к ним в виде художественного образа. А ведь дух народа воплощается в его литературе!
Обойдя как-то основные книжные магазины Парижа, я в свое время удивился, обнаружив, что современной, к примеру, албанской литературы на французский язык переведено поболее нашей. И всякие книжные ярмарки, куда ездят российские издатели, делу не помогут. Литературная экспансия должна стать частью внешней политики. Собственно, так и поступают страны западных демократий. Знаю издательства в Питере, выпускающие целые серии переводной прозы при содействии скандинавских, итальянских, французских и прочих консульств. При японском правительстве есть комитет, поддерживающий продвижение своих авторов на языки других стран. Теперь мы всех ихних писателей с фамилией Мураками увидим на русском языке.
Но где взять, скажете вы, деньги? Денег у Российской Федерации сейчас море разливанное. Да и денег нужно мало: всего лишь начать оплачивать переводы с русского и чуток содействовать заинтересованным тамошним издательствам. Зато каков будет экономический эффект! Книга — не кино. Прочитавший ее соучаствует в работе автора, он проникается горестями и радостями героев книги. В реальной же жизни американец, француз или швед, прочитавший русскую книгу, увидит в возможном экономическом партнере фигуру с человеческим лицом, начнет честное дело. Еще сильнее потекут инвестиции, НАТО перестанет продвигаться на Восток...
Сколько бы президент Путин брови ни хмурил на своих министров, без поддержки русской литературы и без ее экспансии за границу ничего не выйдет.
И еще: свобода слова — это не треп за рюмкой чая. Свобода должна быть подкреплена правом. Все в той же Франции синдикат распространителей обязан взять в продажу любую новую газету или журнал. У нас же попробуй пробейся в торговые сети с новой газетой или книгой. На вас посмотрят и расхохочутся.

Владимир РЕКШАН
"Новая газета", июль 2007

Владимир Рекшан и группа Санкт-Петербург