rekshan.jpgrekshan_sepia.jpg

Современная виниловая пластинка, установите уже сейчас.

МУЗЕЙ РОК-Н-РОЛЛА

Я ПОВЕДУ ТЕБЯ В МУЗЕЙ... РОК-Н-РОЛЛА!

 

Ноябрь месяц в Петербурге был отмечен двукратным празднованием тридцатилетия Ленинградского Рок-клуба. 5 ноября в ДС «Юбилейном» прошел аншлаговый концерт с участием Ю. Шевчука, БГ , АВИА и т. п. знаменитостей, а 21 числа того же месяца в зале театра «Зазеркалье» на Рубинштейна, 13 (там Рок-клуб и базировался в 80-е) состоялся концерт с участием тех, кому места на большой сцене не хватило.

  Изюминку событию добавляет тот исторический факт, что настоящий день рождения у Рок-клуба не поздней осенью, а ранней весной — 7 марта. Тем ни менее, несколько телеканалов все эти в чем-то лже-праздники снимало, а поседевшие герои минувшего давали многочисленные интервью.
 

 Вне всякого сомнения, подобные концерты проводить надо. Но надо помнить и то, что вся эта славная история ленинградской (да и российской) рок-музыки — уходящая натура. Первыми уйдут люди — мартиролог русского рока и так уже конкурирует с западными аналогами. За людьми исчезнут предметы эпохи. И останутся только мифы, сказки да шутки с прибаутками. Куда делись чашки и тарелки, изготовленные человечеством с момента создания гончарного круга? Правильно! Они разбились и пополнили культурный слой, состоящий, в основном, из мусора. В 1990-м году в Ленэкспо, крупнейшем выставочном центре тогда еще Ленинграда, прошла грандиозная выставка «Реалии Русского Рока». Потом организаторы не знали, куда девать экспонаты. Реалии перевозили с места на место. Реалий становилось все меньше. В итоге — от выставки ничего не осталось.

 У автора данного сообщения, связанного с рок-музыкой более сорока лет, есть свое видение исторических перспектив. Пока не поздно, надо б начать заново собирать экспонаты. Любая музыка легкодоступна в Интернете, а, вот, с конкретными предметами дело обстоит туго. Будущему рок-музею не следует стремиться к пафосной помпезности — достаточно нескольких комнат в центре города. Власть должна с помещением помочь.. Лично я завел этажерку, на которую стал складывать сохранившееся. У меня есть: «Материалы II-го смотра-конкурса самодеятельных рок-групп Ленинграда» за 1984 год — переплетенные машинописные листы с разрешенными к исполнению тестами групп и фамилиями участников; журнал «Семинара по рок-поэзии» за 85/86 годы, который я несколько лет вел в Рок-клубе;  картонная коробка Андрея Тропилло с магнитофонной пленкой для многоканального магнитофона — Тропилло в первой половине 80-х на студии Дома пионеров записал все первые альбомы «Аквариума», «Зоопарка», «Алисы», «Аукциона», многих других, ставших классикой жанра, разные афиши, рукописные журналы. А в середине ноября в моих руках оказались фотографии из архива КГБ. Позвонили с НТВ и попросили прокомментировать фотографии, полученные из недр спецслужб. Сюжет снимали напротив Зимнего стадиона, где летом 88-го прошел эпохальный рок-клубовский фестиваль. Его хотели закрыть, но часть музыкантов организовало тысячную демонстрацию и Смольный, испугавшись, запрет отменил. В папке НТВешников находились, в том числе, и фотографии, сделанные на концертах в самом Рок-клубе. Некоторые на обратной стороне имели подписи. «Гомосексуалист» . Или — «курит анашу». На фотографии юного гитариста «Кино» Каспаряна  плохо информированный источник начертал — «Акопян»… Не удержавшись, я несколько фотографий для музея приватизировал.
 
Помещение на Рубинштейна, 13 было в 90-е потеряно, но молодежь продолжала туда приходить, расписывая стены двора разными заговорами типа «Цой жив!» Чтобы отвлечь внимание от процесса продажи здания, городскаая власть согласилась с требованием наиболее стойких фанатов группы «Кино», и подобрала в лесу на окраине города место для памятника лидеру культовой группы. Якобы, он там гулял. В заинтересованной среде стали обсуждать тему памятников — кому еще? и где? Высказывали мысль об установке камня с надписью вроде: «Неизвестному гитаристу». И то верно, в этом спонтанном социально-музыкальном движении участвовали многие тысячи советской молодежи, реализовывающие себя посредством игры на гитаре. Несколько лет назад, отправившись на открытие мемориальной доски на стене дома, где жил Сергей Довлатов, я припарковал машину по-соседству, в тогда еще доступном дворе Рубинштейна, 13. Вернувшись с мероприятия, обнаружил, что машине выезд перегородили. За тот час, что я ждал освобождения, стал невольным свидетелем происходившего. Каждые пять-десять минут во дворе появлялась группа молодых (иногда и не очень молодых) людей. Они подходили к стенами, разглядывали разные надписи, прославлявшие Рок-клуб, а некоторые что-то приписывали. В конце-концов здание продали, стены закрасили, вход в исторический двор закрыли.
 

 Можно смело сказать — предполагаемый музей обречен на успех. Осталось главное  – еще живым участникам рок-истории проявить гражданское самосознание, самоорганизоваться, собрать музейный фонд, с которым уже можно будет обращаться по инстанциям. Прошу рассматривать данный текст, как призыв сдавать рок-ценности на хранение!

Кстати сказать, во всем мире исторические места опекают, помня и о той прибыли, которую приносит в казну туризм. Как-то проживая в славном городе Париже на авеню Карно, я раз сто проходил мимо магазина, торгующего арфами и нотами к ним. Ни одного человека, купившего арфу, я не видел. Думаю, магазин является просто местной достопримечательностью. Если б его, находящегося в центре, обложили, как водится, коммерческим налогом, он бы моментально разорился.

 Мораль: если мы мало ценим и сберегаем то, чем можем по-настоящему гордиться, то почему это должны делать другие?
 

Владимир Рекшан

Владимир Рекшан и группа Санкт-Петербург